Демагогия.Ру - Мониторинг и экспертиза особо опасных публичных высказыванийВнимание! Вы находитесь на старой, законсервированной версии сайта Демагогия.ру. Перейти на главную страницу
Демагогия.Ру - Мониторинг и экспертиза особо опасных публичных высказываний
Главная = О проекте = Герои = Рейтинги = Эксперты = Ссылки = Доска позора




Наша кнопка:


Rambler's Top100

[ Пресс-релиз ]

Редакция сайта «Демагогия.Ру» подвела итоги мониторинга публичных высказываний за май 2006 года.
По результатам экспертного голосования, определяющего наиболее опасные высказывания месяца, ПЕРВОЕ МЕСТО и звание «ДЕМАГОГ МЕСЯЦА» поделили между собой президент Путин и воронежский губернатор Владимир Кулаков (они набрали по 4,4 балла из 5 возможных).

Губернатор Кулаков удостоен этого звания за популярный ныне призыв «придумать какой-нибудь способ, чтобы Путин остался на третий срок». Отличием его высказывания от аналогичных заявлений других политиков и общественных деятелей является демонстративное пренебрежение к Основному закону страны: «И не нужно строить из себя невинных девочек и говорить о Конституции. Конституция – не догма».

Владимир Путин попал в «демагоги» за попытку вмешательства в деятельность институтов гражданского общества – на встрече с активистами молодежного движения “Наши” президент обвинил неправительственные организации в недостатке патриотизма, в отсутствии желания «исправить те проблемы, которые у нас действительно существуют» и в том, что их сотрудники работают за деньги, а не «по велению сердца.»

Комментируя заявление президента, эксперт «Демагогии.Ру» руководитель Центра политико-географических исследований профессор Николай Петров отмечает, что «государство вправе хотеть, чтобы кто-то помогал ему исправлять те проблемы, с которыми оно не справляется и что часть гражданского общества действительно вполне может выполнять функции помощника государства» – это «хорошее», «правильное» с точки зрения чиновников гражданское общество. Но есть и «неправильное» гражданское общество, которое, вместо того, чтобы спрашивать у чиновника, чем бы еще ему помочь, само может указывать ему, что надо сделать, а что он делает неправильно – оно выполняет роль оппонента, жесткого критика или даже надсмотрщика. Кроме того, есть неправительственные организации, которые работают напрямую с обществом и с государством никак не пересекаются. Плохо, по мнению Петрова, «не то, что Путин хочет использовать гражданское общество в качестве подспорья для решения тех задач, которые не может или не хочет решать власть, а то, что одновременно он увеличивает давление государства на другие части гражданского общества».

ВТОРОЕ МЕСТО в рейтинге наиболее опасных высказываний мая заняла статья Виталия Третьякова «Это президент России», опубликованная в газете «Московские новости» (4,2 балла). Виталий Третьяков очередной раз предложил «специальным Конституционным актом Федерального собрания и Конституционного суда вынести на референдум вопрос о предоставлении Владимиру Путину права участвовать в президентских выборах (альтернативных, наряду с другими кандидатами) 2008 года». В редакционном комментарии отмечена также подмена анализа суггестивными методами воздействия на читателя и общий подобострастный тон статьи.

Комментируя предложение Третьякова, профессор Петров отмечает, что третий срок – «никакое не решение проблемы. По сути дела весь второй срок власть ни о чем больше не думает кроме как о том, что и как будет в 2008 г. и добавить еще четыре года значит растянуть нынешний застой до 2012-го. В странах, где норма двух сроков неукоснительно действует и, главное, работает механизм передачи власти, второй срок превращается в работу для истории, когда президент уже не является рабом рейтинга. У нас же уже второе президентство дает картинку паралича власти после переизбрания президента на второй срок».

ТРЕТЬЕ МЕСТО занял депутат Госдумы Заурби Нахушев, от имени парламента Кабардино-Балкарии предложивший отменить суд присяжных при рассмотрении дел по тяжким и особо тяжким преступлениям (4,1 балла). Свое предложение он мотивировал тем, что якобы «правоприменительная практика показывает, что присяжные по ряду причин оказываются не готовы к вынесению справедливого приговора и проявляют необоснованное снисхождение».

Комментируя предложение Нахушева, эксперт «Демагогии.Ру» профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман отмечает, что «депутат считает справедливым лишь обвинительный приговор, что противоречит принципу состязательности судебного процесса» и добавляет, что «отмена судов присяжных повлекла бы за собой рост произвола в судебной системе страны». Специалист по речевому воздействию профессор Анатолий Баранов, анализируя речь Нахушева, обращает внимание на «прием подмены модальностей», используемый оратором. Ссылка на «правоприменительную практику» предполагает, что имеются соответствующие исследования, в которых показано, что присяжные не готовы к вынесению справедливого приговора. Между тем, высказывается именно мнение, основанное на результатах нескольких «громких» процессов, в то время как научный анализ правоприменительной практики предполагал бы исследование того, насколько адекватно работают правоохранительные органы, прокуратура, правильно ли подбирается состав присяжных и т.д., считает эксперт.

Среди высказываний, не занявших призовые места, количественно наиболее выделяются многочисленные заявления политиков, чиновников и журналистов, так или иначе связанные с проведением в Москве гей-парада. С гомофобными высказываниями в рейтинг «Демагогии.Ру» попали Юрий Лужков, Любовь Швецова, Максим Соколов, Григорий Явлинский и Александр Чуев. С комментарием по этому поводу выступила профессор МГИМО (У) политолог Ирина Бусыгина: «Ситуация сильно напоминает рассказанную Довлатовым в “Компромиссе”. Автор (с гордостью) говорит иностранцу о том, что у нас (в СССР) за это судят. Иностранец спрашивает: “А за геморрой у вас не судят?” Не много же изменилось с 70-х. Да, гомосексуальные отношения уже не подпадают под Уголовно-процессуальный кодекс. Однако их судит “суд общественности” – скорый и неправый, каким только и может быть суд невежд, для которых все, что не понято, – преступно. Здесь тот нередкий случай, когда власть и обыватель единодушны: не понимая, что подобного отношения к “другим” следует стыдиться, как дурной болезни, они демонстрирует, что по-прежнему ничего для них нет интереснее, чем то, что происходит у соседа в постели.»

«Все большую тревогу вызывают масштабы клерикализация общества – апелляция к религиозным нормам, служащим основанием прямого нарушения существующего в России светского законодательства (попытки запрета распространения “Кода Да Винчи”, гомофобные высказывания и инициативы)», – отмечает заместитель директора Информационно-аналитического центра “Сова” Галина Кожевникова. «Конечно, грядет избирательная кампания, и политики уже сейчас начинают предвыборные игры. Однако печально, что даже никогда ранее не замеченный ни в чем подобном Явлинский присоединился к этой кампании и вдруг заявил о том, что отношение к гражданским правам и свободам в его партии, оказывается, определяется религиозными чувствами».

Со своей стороны, редакция «Демагогии.Ру» не может не отметить значительную гендерную окрашенность майских высказываний, причем не только связанных с гей-парадом. Губернатор Кулаков, говоря о «третьем сроке», апеллирует к полу, возрасту и сексуальному опыту политического класса России. Виталий Третьяков пытается убедить читателя, что Путин – «истинный отец нации» и выделяет в послании федеральному собранию фрагменты, адресованные мужчинам либо женщинам. «Независимая газета» с нескрываемым сочувствием пишет о донском атамане, приказавшим казакам-мужчинам заставить своих жен рожать.

Также в число героев майского выпуска «Демагогии.Ру» попали:
– депутаты Мосгордумы – за намерение ограничить право граждан на распространение религиозных убеждений;
– газета «Комсомольская правда» – за публикацию антигрузинского плаката;
– руководитель Сибирского отделения Росохранкультуры Геннадий Попрыга – за угрозу закрыть газету, опубликовавшую интервью с членом НБП;
– журналисты «Известий», «Коммерсанта», «Независимой» и «МК» – за недобросовестное обращение с информацией.


Степень
опасности: