Демагогия.Ру - Мониторинг и экспертиза особо опасных публичных высказыванийВнимание! Вы находитесь на старой, законсервированной версии сайта Демагогия.ру. Перейти на главную страницу
Демагогия.Ру - Мониторинг и экспертиза особо опасных публичных высказываний
Главная = О проекте = Герои = Рейтинги = Эксперты = Ссылки = Доска позора




Наша кнопка:


Rambler's Top100

«Хорошего человека должно быть долго!» (пресс-релиз по итогам апреля)

(Самыми опасными высказываниями апреля названы инициативы в поддержку третьего президентского срока для В.В. Путина)

Редакция сайта «ДЕМАГОГИЯ.РУ» (http://www.demagogy.ru) подвела итоги мониторинга публичных высказываний за март 2006 года.

По результатам экспертного голосования, определяющего наиболее опасные высказывания месяца, все три «призовые» позиции заняли североосетинские политики, высказавшиеся в поддержку инициативы о проведении референдума по вопросу о внесении в Конституцию изменений, которые позволили бы президенту Путину остаться на третий срок. Напомним, что предложение о проведении референдума исходило от руководителя республиканского движения «Согласие и стабильность» Валерия Гизоева.

Первого места (и звания «демагог месяца») удостоился первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по делам Федерации и региональной политике Валерий Кадохов (4,3 балла), полагающий, что введение третьего срока – хороший повод для  внесения и других изменений в Конституцию.  

Вторую строчку в рейтинге занял глава Северной Осетии Теймураз Мамсуров (4,2 балла), заявивший, что инициатива проведения референдума по «третьему сроку» – «проявление зрелости гражданского общества в Северной Осетии»

Третье место поделили между собой депутат Госдумы от Северной Осетии Арсен Фадзаев, заявивший, что эту инициативу поддержат 60-70% населения и сам инициатор референдума Валерий Гизоев (по 4,0 балла).

Также героями сайта в апреле стали:

– делегаты X Всемирного русского народного собора, принявшие «от имени самобытной русской цивилизации» «Декларацию о правах и достоинстве человека»;
– спикер Совета федерации Сергей Миронов, желающий «разобраться» с нетрадиционными религиями;
– спикер парламента Бурятии Александр Лубсанов, полагающий, что секты ущемляют права традиционных конфессий;

– глава МИД Сергей Лавров, противопоставивший демократию и стабильность;

– начальник петербургской милиции Михаил Ваничкин, позволивший себе расистские высказывания;
– митрополит Кирилл, увязавший выставку "Осторожно, религия" с ростом насилия на национальной почве;
– секретарь Общественной палаты Евгений Велихов, призвавший штрафовать за употребление слов «доллар» и «евро»;

– директор саранской библиотеки Евгения Митрофанова, запретившая детям читать С.Маршака, К.Чуковского, Э.Успенского, Г.Остера и «Гарри Поттера»;

– писатель Александр Солженицын, приравнявший права человека к неограниченному произволу;
– газета «Взгляд», утверждающая, что критика властей противоречит э»тике гражданского общества».



Оценивая очередную инициативу по изменению Конституции и «протаскиванию» третьего президентского срока для Путина эксперт «Демагогии.Ру» профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Владимир Гельман отмечает, что «ссылка на мнение большинства населения в качестве аргумента для такого решения пока еще не звучала официально из уст политиков столь высокого ранга» и добавляет, что по опросам «Левада-центра», проведенным прошлой осенью, идею «третьего срока» Путина разделяют лишь 44% россиян. «Но даже, если предположить, что «третий срок» для Путина поддержит большинство россиян, такого рода аргументы опасны по двум причинам, – продолжает Гельман. – Во-первых, велик соблазн, решив вопрос о “третьем сроке” Путина на референдуме, и далее решать подобным образом любые вопросы общественной жизни, не считаясь с позицией тех групп общества, которые могут представлять меньшинство граждан, чьи права будут ущемлены (представим себе возможные референдумы по вопросам о выселении кавказцев из Москвы, о запрете тех или иных религиозных течений, о восстановлении уголовной ответственности за гомосексуализм и проч.) Во-вторых, конституция есть основа всей правовой системы общества, и ее изменения “ad hominem”, под конкретного человека, грозит дальнейшей деградацией правового порядка в России (который и без того, мягко говоря, крайне несовершенен). Всякий раз, меняя нормы права в угоду мнению большинства, страна рискует, например, получить самый «справедливый» суд – суд Линча.»

Другой эксперт, заместитель директора Центра изучения современной политики Сергей Рыженков указывает, что отмена конституционного запрета на третий срок «означает утверждение специфической (и распространенной, главным образом, в странах “третьего мира”) формы диктатуры, допускающей проведение выборов и существования оппозиции, но только при условии, что оппозиция не будет иметь шансов прийти к власти».

Далее он отмечает, что правовая норма о “двух сроках” изначально вводилась в Конституцию как временная – «в Конституции прямо описываются механизмы продления времени нахождения президента у власти и способы их запуска», при этом один из них не требует даже референдума – необходим лишь контроль президента над конституционным большинством в обеих палат парламента, а также над двумя третями региональных законодательных собраний. При этом все основные изменения политической системы за годы правления Путина (создание конституционного большинства в парламенте, изменение порядка формирования верхней палаты парламента, введение смешанной системы на выборах региональных ассамблей, отмена прямых выборов населением глав регионов) создали все условия решение проблемы третьего срока и прямо указывают на приготовления к изменению Конституции для сохранения личной власти, указывает Рыженков.

И хотя сохранение власти, в том числе персонально В.Путиным, не обязательно может происходить через процедуру “узаконивания” трех и более сроков, однако «для правящей группы предпочтительнее всего установить диктатуру, которую можно, пользуясь многозначностью обыденного словоупотребления, именовать демократией: чтобы типа сам народ решил, как лучше для него, и чтобы и дальше ходил на выборы. Какая диктатура? Просто хорошего человека должно быть долго!»


Рассматривая еще одно важное событие месяца – принятие X Всемирным русским народным собором «Декларации о правах и достоинстве человека», редакция «Демагогии.Ру» называет в качестве наиболее ее опасных положений утверждение о том, что «свобода выбора приобретает ценность, когда человек выбирает добро» и признание прав и свобод человека лишь «в той мере, в какой они помогают восхождению личности к добру».

В числе причин появления этого документа редакция указывает отсутствие понимания у его авторов смысла и значения концепции прав человека: «В случае с Декларацией мы имеем дело с грустным парадоксом. Вроде бы критический пафос документа направлен против понимания прав человека как ничем не ограниченного произвола. Коему произволу и должно противостоять нравственное начало. В то же время сам документ не более и не менее как оправдание именно произвола в отношении людей, чьи взгляды могут не совпадать с нашими. Проистекает эта коллизия прежде всего из непонимания того факта, что права человека направлены на реализацию не свободы как произвола, а скорее свободы именно как самоограничения. Признавая права человека, государство и общество ограничивают произвол своих представителей в отношении каждого конкретного человека». А любые попытки атаковать идею прав человека «направлены не столько на введение нравственных ограничений, сколько на их упразднение», отмечает редакция «Демагогии.Ру».


Степень
опасности: